Large rejting click or die.ru  800x424

Верить или не верить?

Давно сделал для себя странный, на первый взгляд, вывод: между уровнем доходов человека и его удовлетворенностью жизнью, ощущением благополучия, уверенностью в завтрашнем дне нет прямой зависимости. Постараюсь разъяснить свою мысль.

Я часто езжу по республике, посещаю райцентры, заезжаю в наслеги. Так вот шансов встретить совершенно спокойного, уверенного в себе человека где-нибудь в отдалённом селе гораздо больше, чем в городе. Даже если зарплата у него маленькая, жена сидит по уходу за четвёртым или пятым ребёнком, он, скорее всего, будет говорить: «У нас всё хорошо. Коровы есть, лошади есть, охотничий сезон начался, дети уже помогают».

В районном центре или в городе ситуация уже совсем другая: если вопросы со строительством социальных объектов или аварийным жильём уже решены – встанет проблема обеспечения быстрым интернетом, если оптоволокно проведено – будут подняты вопросы оплаты проезда за пределы республики юных спортсменов или артистов…

Ни в коем случае не хочу говорить, что растущие потребности – это плохо. Наоборот, именно желание иметь больше, жить лучше заставляет человека шевелиться, расти в профессиональном плане, ставить вопросы перед исполнительной властью. Это закон развития. Любое улучшение жизни всегда порождает новые потребности. И власть обязана соответствовать ожиданиям общества, создавать условия для постоянного повышения уровня благополучия людей.

Но как при таком различии взглядов, установок на жизнь оценить состояние дел в республике? Как определить степень эффективности управления в регионе, объективно и непредвзято определить его социально-экономическое положение, качество управления региональными финансами? На основании каких данных инвесторы должны делать выводы об инвестиционной привлекательности региона?

Когда-то, при советской системе управления, все мы жили по разработанному Госпланом централизованному пятилетнему плану – столько-то объектов должно быть построено, столько-то человек трудоустроено. Москва решала – сколько и каких школ будет возведено во вновь создаваемых городах, какие дома там нужно запроектировать, какие дороги… Поэтому тогдашним руководителям в этом отношении было проще. Главное дело – выполнить поставленные задачи и отчитаться об их исполнении.

В начале 90-х годов эпоха «ударных пятилеток» закончилась. Надо было заново выстраивать систему наших взаимоотношений с центром. Менялось всё – общественный строй, экономическая система производства и распределения. За этими изменениями катастрофически не поспевало российское законодательство. Именно в эти годы, когда начали подниматься вопросы оценки финансовой устойчивости, кредитоспособности отдельного города или целого региона, мы впервые узнали, что такое рейтингование.

Первыми формировать кредитные рейтинги нашей страны начали международные рейтинговые агентства. Все они до сих пор работают с Россией и регулярно выдают свои исследования кредитоспособности Российской Федерации и её регионов. Кстати, Республика Саха (Якутия) – единственный из всех регионов Дальнего Востока ежегодно рейтингуется авторитетными агентствами «Стандард энд Пурс» и «Фитч рейтингс». В общем, об этом я уже рассказывал в своём блоге, когда рассуждал о госдолге.

С годами система рейтингования становилась всё более популярной. В 2000-е годы начали образовываться уже российские рейтинговые агентства – «Эксперт РА», Рус-Рейтинг, Национальное рейтинговое агентство, АКРА (Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство) и другие.

Признав эффективность рейтингования, уже Правительство РФ начало использовать различные рейтинговые шкалы для оценки состояния всех российских регионов. Сейчас насчитываются десятки самых разных шкал, разработчиками которых являются федеральные органы власти, министерства и ведомства, аналитические и экспертные центры, рейтинговые агентства и средства массовой информации.

Если говорить о темах исследований, то их, в общем-то, не так много. Это оценка политической ситуации в регионе, финансовых, социально-экономических и социокультурных аспектов региональной жизни, замеры медиа-активности.

Выстраивание рейтингов происходит обычно двумя путями: исполнительные органы власти, крупные рейтинговые агентства чаще всего пользуются расчётными методами, когда итоговые индексы выводятся на основе бюджетных, статистических показателей. Социологический метод чаще используется средствами массовой информации, аналитическими и экспертными центрами. Кстати, рейтинги, выстроенные на основе опроса экспертов, также, по сути, являются социологическими, ведь каждый эксперт представляет точку зрения определённой общественной группы.

Своё место во всех федеральных и международных рейтингах республика отслеживает регулярно. И в целом нам есть чем гордиться.

Так, по итогам оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ, проводимой Минэкономразвития России в 2015 году, Якутия вошла в двадцатку лидеров и заняла 16-е место. Мы имеем лучшие показатели по объему инвестиций в основной капитал, объему налоговых и неналоговых доходов, низкой смертности населения, удельному весу введённой общей площади жилых домов и так далее.

По итогам 2015 года Минфин России присвоил Якутии I степень качества управления региональными финансами (в 2013-2014 годах у республики была II степень качества). Кроме нас такую же высокую оценку федерального ведомства имеет всего 31 субъект РФ.

У нас хорошие показатели по индексу человеческого развития, который оценивается исходя из среднеарифметического трёх параметров – долголетия, образования и доходов населения. По итогам 2014 года мы занимали шестое место в стране.

Предчувствуя критику, объясняю, почему приходится ссылаться на данные 2014-2015 годов: дело в том, что расчётные рейтинги строятся на основе окончательных статданных за прошлый год. А эти данные по некоторым показателям подводятся только в I-II квартале года текущего. Вот почему свои заслуженные места мы получаем с опозданием почти на год.

Но есть, конечно, и более мобильные рейтинги. Они, как правило, рассчитываются по узким тематикам, а потому полного сбора всех сведений не требуют. Приведу такие примеры, полученные по итогам 2016 года:

— по индексу промышленного производства республика занимает 51 место;

— по индексу объёма выполненных работ в строительстве – 9 место;

— по динамике ввода жилых домов – 9 место;

— по индексу физического объёма оборота розничной торговли – 11 место;

— по динамике реальных денежных доходов населения в январе-декабре 2016 года – 18 место;

— по изменению номинальной начисленной заработной платы в январе-декабре 2016 года – 16 место;

— по уровню общей безработицы в IV квартале 2016 года – 64 место.

Правда, не могу здесь не отметить один интересный момент: порой данные рейтингов ведомств и агентств на одну и ту же тематику, но выполняемых на основе разных методик, существенно разнятся. Приведу такой пример: в рейтинге по привлечению инвестиций республика находится в лидерах, а по инвестиционному климату занимает место в седьмом десятке. Как такое возможно? Казалось бы, и здесь, и там речь идёт об инвестициях в регион. Однако данные совершенно разные. Почему? Этот вопрос я озвучивал на федеральном уровне. Ответ оказался прост. Во второй рейтинг включён показатель, связанный с развитием сети автомобильных дорог. Естественно, в Якутии, которая по территории практически равна государству Индия, транспортная инфраструктура развита пока очень слабо. У нас миллионы километров тайги и тундры, где вообще никогда не ступала нога человека. Понятно, что наша республика в ближайшие сто лет вряд ли достигнет такого же охвата дорогами, как в густонаселённой европейской части России. В итоге мы получаем два рейтинга, по сути, по одной проблематике, но с диаметрально противоположными выводами.

С социологическими опросами тоже не всё просто.
Конечно, я регулярно знакомлюсь с материалами, которые предоставляют такие безусловные авторитеты, как ВЦИОМ, Фонд общественного мнения, РИА-рейтинг, Левада-Центр. Более того, сам целенаправленно заказываю Информационному центру при Главе Республики Саха (Якутия) проведение исследований, чтобы потом изучать и использовать при принятии управленческих решений. В частности, мои действия, направленные на повышение уровня благоустройства населённых пунктов, борьбу с алкоголизмом, повышение качества медицинских услуг, усиление государственной поддержки малоимущих были во многом продиктованы результатами социологических анализов. Своих специалистов я знаю и не сомневаюсь в результатах их работы, в ответственном отношении к делу.

С другой стороны, я отдаю себе отчёт в том, что даже один человек, в зависимости от своего настроения или самочувствия, может дать неодинаковую оценку происходящим событиям, например, утром и вечером, сегодня и завтра, летом и зимой. Да и подготовить выборку, по которой мнение нескольких сотен человек можно было бы экстраполировать на всю республику – задача не из лёгких. Да, есть методики, расчёты, а в некоторых случаях – даже коэффициенты поправок, учитывающие всё, вплоть до национальности респондентов. Но в любых рейтингах или опросах почти всегда присутствует элемент субъективности. Особенно это касается новых мелких проектов, довольно часто организуемых в последнее время исключительно в коммерческих целях. А верить им или не верить – решать вам самим.